Пятница 19 Октябрь 2018

 

  • Приветствую ВАС на моем сайте!

  • Идея данного сайта состоит в том, чтобы поделиться с вами своими впечатлениями о тех путешествиях, поездках и прогулках, которые мне посчастливилось совершить.

  • Быть может кто-то найдет здесь что-либо интересное и полезное для себя.

  • Быть может кому-то будет интересно прочесть о моих впечатлениях от посещения тех или иных мест.

  • В любом случае хочется верить, что равнодушным не останется никто......

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Мастицкий Эдуард --- БЫТЬ ПАРТИЗАНСКОЙ СВЯЗНОЙ.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

 Родился в Лепеле в 1946 году. Практически всю трудовую жизнь отработал слесарем по сборке тракторов в Лепельском районном объединении «Сельхозтехника». Живёт в Лепеле.

Это про маму буду рассказывать. Но сначала слово скажу про её родителей. Дед Василь Яковлевич Заблоцкий, извечный батрак и житель деревни Пахомлевичи (существует доныне между Григоровичами и Ляховичами), взял себе в жёны такую же батрачку Александрину из недалёкого Сорочино Лепельского уезда (теперь Чашникский район).

Баба батрачила у попа. Любила рассказывать, как однажды подловила хозяина за греховным делом – ел скоромное в Великий пост перед Пасхой. Поражённая, воскликнула:

 - Батюшка! Что вы делаете? Это же грех. Нельзя!

 - Это вам нельзя, - спокойно ответил божий слуга. – А я отмолюсь.

 В советское время баба Александрина пошла на повышение и получила должность звеньевой по льну. Привычная к тяжёлой работе, так развернула трудовую деятельность, что аж в Москву на ВДНХ попала. После появления телевизоров всякий раз, как только на экране появлялось правительство, баба тщательно всех рассматривала: нет ли её знакомых по московским совещаловкам.

 В 1917 году Василь и Александрина Заблоцкие родили дочь Евдокию, мою будущую маму. После семи классов она закончила Лепельский педтехникум. Работала учительницей младших классов в Веселовском детдоме, потом в Волосовичской школе. Там судьба свела её с коллегой – учителем беларускай мовы Денисом Сергеевичем Мастицким, моим будущим отцом, родом из лепельского Мостища (опустело в 1988-м). Перед войной папу призвали на действительную воинскую службу, но началась война, и он остался воевать.

 В 1941 году в Сенненский район был заброшен советский диверсант Григорий Линьков для организации партизанского движения на Витебщине. Впоследствии он обосновался на острове в Домжерицком болоте, успешно завершил задание и отбыл с той же целью на Полесье. Свои боевые похождения легендарный командир Батя подробно описал в книге «Война в тылу врага», вызвавшей скандальные наезды краеведов нашего района из-за искажения фамилий действующих лиц и фактов партизанской деятельности.

 Однако поначалу оставшийся без сброшенных совместно соратников-диверсантов будущий партизанский командир Батя - Григорий Линьков - ищет, за что зацепиться. Незнакомому человеку в чужой местности да ещё в военное время трудно втереться в доверие к населению. Естественно, диверсант старается выйти на представителей былой советской власти. В чашникском Сорочино он находит бывшего председателя сельсовета Филиппа Яковлевича Садовского. Тот соглашается помогать московскому посланнику. Как родной дядя, Садовский поручает племяннице Евдокии из Пахомлевичей, моей матери, значит, ходить в Лепель в разведку.

 В Лепеле жила сестра моего отца Ольга, муж которой Ишаченко работал на дизельной электростанции. По заданию Филиппа Садовского тот высматривал, где находятся немецкие казармы, зенитки, и передавал сведения маме. Так разведданные через Садовского попадали к Линькову. Как это делалось, если линьковцы стояли за несколько десятков километров на болоте между Стайском и Домжерицами, я не знаю.

 Линьков московское задание выполнил – создал партизанское движение в Лепельском районе. В 1942 году ему пришёл приказ с костяком отряда отбыть в Полесье с такой же миссией. Партизаны засобирались в дорогу дальнюю. Мама так вошла в роль партизанской связной, что захотела идти в партизаны. Но Филипп Садовский настойчиво посоветовал ей не делать этого. Как племяннице, не побоялся сказать, что там она станет партизанской подстилкой.

 - Хорошо, если приглянёшься главному командиру, так только его будешь обслуживать, иные побоятся к тебе притронуться, - увещевал Филипп Яковлевич. - А если снюхаешься с простым партизаном, всякий старший по чину будет перетаскивать тебя под себя. Они же в лесу озверели без женщин. А родине ты и так помогаешь основательно – партизан развелось много, всем нужны разведданные. Будь и дальше связной. У тебя ведь сынишке Толику ещё только четыре годика, кто за ним ухаживать будет?

 У племянницы хватило сообразительности послушаться наставлений дядьки. Она продолжала приносить сведения для партизан всех мастей. Вскорости убедилась в правоте доводов Садовского.

 Однажды партизаны ночевали в Пахомлевичах. Устроили танцы. Девки позвали маму. Командиры понапивались. Самый главный пристал к маме. Она сообразила, что интима не избежать, и бросилась удирать. А тот гад выскочил следом на крыльцо и давай стрелять. Может в воздух, а может и по беглянке. Конечно, не попал. Побег удался. В дальнейшем мама избегала встреч с партизанами. Связной оставалась, но поручения и разведданные передавала через посредников.

 Вообще семья Заблоцких была партизанской. По сути, все её члены были связными. Вечно у них ночевали партизаны. Однажды чуть не попались. Немцы ведь тоже боялись партизан. Подъедут к деревне и с околицы давай пулять трассирующими зарядами над хатами - если партизаны есть, лучше убегут, чем в схватку вступят. На этот же раз те просто прозевали нашествие врага. А дедова хата как раз вдоль дороги стояла. То ли дед, то ли баба издали увидели – едут немцы. А партизаны спят. Давай их будить. Те вскочили и бросились удирать огородами. А конь Орлик остался. Немцы заподозрили неладное и давай деда бить, чтобы дознаться, чей коняка. А дед уверял: немецкая лошадь, сама прибилась ко двору. Странно, что его не расстреляли, а лишь Орлика увели. А хитрые полицаи пустили его в лес, чтобы привёл в партизанскую конюшню. Конь и устремился в родное стойло. Его заметил часовой и сообразил, что дело нечистое. Поднял тревогу. Отогнали партизаны полицаев и Орлика себе возвратили.

 Когда пришли наши, и стали расформировываться партизанские отряды, начальник штаба предложил маме:

 - Давай, я тебе справку выпишу, что была связной.

 А мама начала отмахиваться:

 - Зачем мне эта справка?

 А штабист оказался человеком ушлым, на своём настаивает:

 - Пригодится, может…

 И выписал справку. А где-то в 60-е годы все уцелевшие еврейки Лепеля вдруг подпольщицами стали. Говорю:

 - Мама, ты же помогала партизанам. Езжай к Лобанку с этой справкой.

 Поехала. В результате получила пенсию ветерана войны. Школьной имела 64 рубля, а ветеранской – 70. Потом пошли ветеранам добавки, и почтальонка стала приносить ежемесячно 90, спустя немного – 120 рублей. А учительских 64 рубля заморозились. Малые зарплаты были у учителей младших классов, оттого и пенсия такая. Папа как преподаватель беларускай мовы нормальную имел и зарплату, и пенсию.

 Родители как поселились в Лепеле после войны, так и жили здесь до смерти. 

Папа умер в 93 года, мама – в 98 лет.

Записано в 2016 году.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Форма входа

Вход на сайт