Вторник 16 Октябрь 2018

 

  • Приветствую ВАС на моем сайте!

  • Идея данного сайта состоит в том, чтобы поделиться с вами своими впечатлениями о тех путешествиях, поездках и прогулках, которые мне посчастливилось совершить.

  • Быть может кто-то найдет здесь что-либо интересное и полезное для себя.

  • Быть может кому-то будет интересно прочесть о моих впечатлениях от посещения тех или иных мест.

  • В любом случае хочется верить, что равнодушным не останется никто......

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Самосёлы в Чернобыльской ЗОНЕ (День 2-й)

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 5.00 (1 Vote)

Сомов не увидели – от мороза в омуты спрятались. Покормили карпов. Сходим с моста.

 На берегу охладительного канала находится сквер. В нём есть примечательная скульптура. Гадали, что она символизирует: приручённый «мирный» или вырвавшийся из-под повиновения уже «взбесившийся» атом? Но всё равно красиво.

 Из сквера Четвёртый энергоблок запретили фотографировать. А подвезли под самый реактор, и, пожалуйста, фотографируй сколько угодно, только левее не наводи фотоаппарат – там ядерное хранилище.

 

 Из сквера Четвёртый энергоблок запретили фотографировать. А подвезли под самый реактор, и, пожалуйста, фотографируй сколько угодно, только левее не наводи фотоаппарат – там ядерное хранилище.

Надо же и себя поставить под ужасный объект, заставивший дрожать весь мир. Не каждому выпадет счастье похвастаться таким снимком.

 Услышал, как наши туристы интересовались происхождением названия города Чернобыль. Всем уже само это слово кажется роковым, вызывающим страх. И когда я сказал, что чернобыль – это распространённый сорт тёмной полыни, разочарованно удивлялись: как прозаично! Все привыкли обращать внимание на ароматную полынь белую, а не имеющую запаха полынь обыкновенную топчут без осознания, что под ногами. Поэтому для показа вытаскиваю из интернета фотку чернобыля.

 Ну, и сколько микрорентген в час мы набираем в непосредственной близости от Четвёртого атомного реактора, скромно именуемого Четвёртым блоком? 983 – это 82 нормы.

 Много? Много! Но люди ведь здесь вахтами работают: обслуживают коммуникации, изучают поведение взбесившегося «мирного» атома, его воздействие на окружающий мир, чуть в стороне строят новый саркофаг, который по рельсам наедет на старый, и последний будет замурован на неопределённое время.

 Есть экскурсии и в сам атомный реактор №4, но они дорогие. Сколько стоят, не знаю, однако в любом случае нам они будут не по карману.

 Едем смотреть недостроенную градильню Пятого реактора. Он проплывает за окном слева по борту. С виду панорама, я бы сказал, весёленькая – краны возводят будущую жизнь. Ведь мы с начала соображения усвоили, что там, где краны, вскоре забурлит жизнь – люди будут жить, работать, учиться, творить…

 Однако эти краны особенные. Они мертвы. Да, действительно башенные машины строили Пятый энергоблок, на котором должна была вскоре забурлить кипучая деятельность по выработке электроэнергии. Но после Взрыва они были остановлены, признаны «грязными» и поставлены на вечный прикол.

 Градирня - это башня-резервуар для охлаждения большого количества воды в системах оборотного водоснабжения промышленных объектов посредством направленного потока воздуха. К гигантской градирне Четвертого реактора нас, безусловно, не подпустили бы. Представляете, какая в ней должна быть вода, стены, окружающая земля, если через башенное сооружение циркулировал поток, прошедший по охлаждающей системе атомного ада? А пятая градирня в строй не вступала, потому чистая настолько, насколько чисто всё в этой точке ЗОНЫ.

 - А ўгару зірнеш — шапка валіцца, - сказал бы поэт про вид вверх со дна градирни. Вернее, сказал уже беларусский классик Якуб Колас в стихотворении про дуб на берегу Нёмана. Действительно, поэтические чувства рождает такой видок.

 А теперь – в деревню Парышев к самосёлам Семенюкам. Едем не с пустыми руками – с утра сбросились по 20 гривен и закупили продуктов, поскольку в гости с пустыми руками не ходят. Больше всего 78-летняя баба Мария обрадовалась хлебу – случайный перебой с его поставкой получился.

 Деда Ивана 80-лет от роду дома не оказалось. Проводник Сергей побежал искать его. Первым аборигена приветствует турист Женя.

 С экзотическими жителями ЗОНЫ каждый хочет сфотографироваться. По праву этого заслуживает организатор тура Пётр Филон.

 Конечно же, и я не отстаю.

 А сейчас найдутся святоши, которые меня осудят. Но ведь и они не ходят в большие гости без бутылки. А других осуждают. Но я всё равно покажу, как гостили мы. Без этого ведь скучное описание встречи получится. В общем, приехали мы с бутылкой виски, Семенюки поллитровку самогону выставили.

 Я бы может и не пил, если бы не самогон. Ну, как, вдолбите в мою несмышлёную башку, в Чернобыльской ЗОНЕ не выпить чернобыльской самогонки?

 Хороша, зараза! Но нужно и за дело браться, про жизнь самосельную расспрашивать. Значит так, выселили Семенюков после Взрыва насильственно. Приехали на машине и приказали срочно собираться к выселению на три дня. Вывезли недалёко, в деревню Киевской области. Иван сразу начал болеть. Из больницы не вылезал. Протянул два года, да и потребовал: везите, мол, туда нас, где взяли. Не после первого обращения, но послушались, в 1988 году отвезли Семенюков в родной Парышев. Они ведь не одни такие были – из четырёх сотен выселенных семей 140 возвратились. Правда, до настоящего времени дожили шесть. Остальные умерли по старости и болезней, как везде в мире бывает, состарились и ввиду немощности к детям в города перебрались. Один дед, например, перебрал лишку, упал и разбил голову о порог. От случайностей никто ведь не застрахован. А радиация? Так она к тому и липнет, кто её боится.

 - Если бы я не возвратился в ЗОНУ, - твёрдо уверяет Иван Семенюк, - я бы давно в отселении умер. А так вот уже 80 лет имею, а чувствую себя нормально.

 Мария, правда, хворает. Ещё в молодости льнотеребилка раздробила ей руку, с тех пор и страдает. Под старость болезнь прогрессирует. Но радиация здесь ни причём – годы дают о себе знать.

 Скучать не дают туристы. Едут смотреть на Семенюков как на экспонаты. Ну и пусть себе. Жалко, что ли? Не с пустыми же руками проведывают стариков. (Я просёк, как Пётр Филон деду пачку гривен всунул). То ли дочка, то ли сын, а может оба («семенюковка» память отшибла) из Киева часто наведываются, с огородом управляться помогают. Да и самим пока копание в грядках лекарством приходится. И откуда такие морозы в начале октября взялись? Виноград вымерз… Я побежал за хату фотографировать смёрзший виноград.

 Интересно было у Семенюков. Не хотелось отчаливать. Но вечер подгонял. На посошок, что ли?

 До Парышева казалось, что всё уже посмотрели в ЗОНЕ. А теперь вдруг поняли, что без престарелой пары самосёлов намного беднее на впечатления оказался бы тур.

 Это уже в Чернобыле, пока Пётр Филон утрясал туристические дела, посетили аллею Памяти и Надежды.

 В ней вешка каждому выселенному из ЗОНЫ селу установлена.

 Не посещённых объектов ещё много осталось, а день на исходе. Можно посмотреть только один из них. Куда? Конечно, благородное дело купить корма и покормить диких лошадок Пржевальского, приручённых частником.

 Но я бы предпочёл полазать по камерам эвакуированной тюрьмы…

 На выезде из ЗОНЫ нас пропустили через электронный дозиметрический контроль вроде того, что был в столовке. И этот всем отворил турникет. Можем, значит, спать спокойно.

 Теперь осталось назвать конкретного виновника Взрыва, а не осуждённых Советским Союзом стрелочников. Я его знаю. Но мне вы можете не поверить. Лучше вам самим увидеть. Поэтому предлагаю посмотреть грузинский документальный фильм «Оккупация – Беларусь - Смертельный подарок». Если поленитесь смотреть весь 50-минутный ролик, включите конец. Увидите и услышите.

 …В Киеве на кольцевой все пошли в супермаркет «Ашан», а я - на троллейбус, который от торгового предприятия «Ашан» бесплатно возит всяких встречных-поперечных до метро. Далеко. Проезд в метро стоит 4 гривни (3300 руб.). Там ввиду позднего времени людей было мало. Спросил у пассажирки напротив, как добраться до станции «Майдан Незалежності». Она начала объяснять, но вмешался её сосед, посоветовав мне задавать вопросы по-русски. Я возмутился, что такой совет мне дают в столице Украины. Бывал в Луганской, Донецкой, Сумской, Черниговской, Днепропетровской, Житомирской, Волынской, Ровенской, Львовской, Закарпатской, Одесской областях, и нигде никто мне так не нахамил. Единственное место, где пьяный катамаранщик потребовал разговаривать с ним по-русски – это пляж Феодосии, когда ещё Крым не был оккупирован Россией. Тогда «метрошный» пассажир спросил, не беларус ли я. Получив утвердительный ответ, подошёл ко мне, протянул руку и извинился. Я подал свою, вручил визитку и объяснил, как и когда искать в интернете изложение нашего знакомства.

 У меня был заранее заказан хостел «На Майдане» по Софиевской-6. Туда меня не пустила охрана, перенаправив в их филиал - хостел «Citi Center» по Софиевской-2, который затерялся где-то на 7-м этаже среди жилых квартир. Чтобы войти в подъезд, пришлось звонить по указанному на вывеске номеру, что обошлось в 10500 рублей за минуту по роумингу. Мне ответили, что такого заказа не имеют. Я, было, запаниковал (время-то около полуночи), но прорвался в подъезд с кем-то из жильцов, и в хостеле обнаружили мой заказ. За кровать в 12-местном номере для мужчин и женщин заплатил 80 (65200 р.) гривен.

 С утра начнутся мои приключения уже в обычной ЗОНЕ Киевщины.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Форма входа

Вход на сайт