Вторник 16 Октябрь 2018

 

  • Приветствую ВАС на моем сайте!

  • Идея данного сайта состоит в том, чтобы поделиться с вами своими впечатлениями о тех путешествиях, поездках и прогулках, которые мне посчастливилось совершить.

  • Быть может кто-то найдет здесь что-либо интересное и полезное для себя.

  • Быть может кому-то будет интересно прочесть о моих впечатлениях от посещения тех или иных мест.

  • В любом случае хочется верить, что равнодушным не останется никто......

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

ЛЕПЕЛЬ. По периметру города (часть 4)

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Завершаю путешествие по периметру Лепеля. (Четвертая часть)

То ли ЛЭП проложена по периметру, то ли периметр выбрал просеку под линией электропередач. Как бы то ни было, они вскорости вывели на берег Уллы. Предчувствия оказались правы, не проявив себя. Улла даже с берегов не замёрзла, и переползти её можно если только по дну.

Придётся делать обход на Баневский мост. Кстати, чтобы узнать, почему так называется мост над Уллой, я связался с летописцем жизни в довоенном, военном и послевоенном Лепеле Иваном Рысаком, ныне живущим в Петрозаводске. Он сообщил, что недалеко стояла усадьба богатого крестьянина Баневского, от которой перед мостом до сего времени сохранились следы примитивного фундамента по правую сторону шоссе, если следовать в минском направлении. В 1937-м крестьянина с концами арестовали чекисты. Иван хорошо знал сына Баневского - Чесика. Он в детстве катался на дрезине и отрезал себе пятку. После войны окончил техникум и работал ветеринаром. Я открыл телефонную книгу и нашёл в ней Баневского В.Ч., по-видимому, Чеславовича.

 

Мост до войны был деревянный, подвесной железнодорожной конструкции, дабы свайные опоры не мешали проходу судов по Березинской водной системе. Для его постройки вырезали все окрестные леса. На въездах стояли будки с охранниками. Отступая в начале войны, красные сожгли мост. Немцы в нём особо не нуждались, поскольку использовали Ксендзов мост в истоке Уллы. Восстановлением занялись после победы. Привезли из побеждённой Германии по линии контрибуции железнодорожный мост и смонтировали его над Уллой как автомобильный. Со временем узкая переправа не стала справляться с возрастающим потоком машин, и рядом построили второй, тем самым разделив встречные потоки автомобилей. Подтверждением того, что старый мост был железнодорожным, служит вид ферм снизу.

Вот и добрался по правому берегу до места, находящегося напротив моей встречи с Уллой.

Река делает большую петлю и возвращается в нескольких метрах от её начала. Казалось бы, срежь ты этот аппендикс, дел-то. Но нет, тянет скопировать изгиб русла не принцип, а врождённый интерес: я же здесь никогда больше не буду и не увижу, что там, за тем кустом, за той заводью, за бобровым завалом…

Недаром я себе выбрал ник и одновремённо псевдоним Блукач Валацужны. Кстати, не все знают, как он переводится на московский язык. Сообщаю: Скиталец Бродяжный. Зная это, некоторые стесняются меня так называть. А ведь я воспринимаю такое обращение за честь и уважение. Смело называйте моих друзей из клуба туристов и краеведов «Паходнік» валацугами - им это понравится. Можно и бродягами, но понравится это не всем, поскольку в большинстве они националисты. Кстати, об этом слове. Можете в глаза называть меня Националистом - приму за честь. Ведь изучаю я родной край как любящий свою землю патриот, а значит, националист. Не будь я им, сейчас грел бы свой зад о тёплый диван да пялился в зомбоящик. А так: мой ковёр - цветочная поляна. Ой, что это за водопад падает в Уллу из подземной коллекторной трубы?

Поток неиссякаем - видел его в таком же состоянии ещё летом во время рыбалки. Как мне отреагировать? Начать кого-то винить в сливе канализации из близких предприятий или очистных сооружений? А вдруг это обычный ручей в оковы заковали? Тогда меня обвинят в поклёпе. А оставлю-ка я фото-факт без комментария - данный опус обязательно прочитают те, кто по долгу службы обязан обратить или не обратить на это внимание.

На противоположном берегу разместилось предприятие. Выросло оно после узаконивания частной собственности. Вначале там находился смолокуренный заводик. Потом стала дальнобойная компания. Что теперь - не знаю.

Карта рисует периметр по левому берегу, отводя русло под город. Но это, по-видимому, объясняется тем, что картографы не посчитали правильным закрашивать толстой красной полосой голубую ленту реки. В этом месте течение резко уходит влево.

Граница пересекает Уллу и под прямым углом заглубляется в зелёный фон карты - лес, значит. Это хорошо: укроюсь в зарослях от разгуливающего по пойме свирепого ветра.

Трещит костёр. Танцует пламя. Я чуть ли ни в нирване от мысли, что нашёл место, где ещё не ступала нога человека. Случайно оборачиваюсь, и нирвану как сквозняком выветривает из мозгов.

В какие джунгли меня завёл периметр?

Под ногами вроде бы дамба - по обе стороны заросшие такой же травой котлованы с ровным дном. Что мне скажет карта? Нет сомнения в том, что нахожусь на заброшенных полях фильтрации старых очистных сооружений Лепеля, а попросту - канализационных отстойниках. Природа берёт своё - до того рекультивировала земляные резервуары, что канализацией даже не пахнет.

На старых очистных заканчивается карта, помещённая в начале третьего повествования про путешествие по городскому периметру. Продолжу её.

Как и требует карта, выхожу на заасфальтированную лесную дорогу, разделяющую старые и новые очистные сооружения. Но нужно ведь удовлетворить вопрос привередливого читателя, откуда асфальт среди леса. Для этого нужно по нему отклониться в сторону от периметра.

В коммунистическую эру здесь находились склады взрывчатки для всего Советского Союза. Нет, не для советской армии, а для обычной ПМК (передвижной механизированной колонны). Конечно же, не Лепельской строительной ПМК-75, не ПМК-35, как раньше называлось мелиоративное предприятие, а передвижной колонны, специализировавшейся на подрывных работах. Хранились здесь аммонит, бикфордов шнур, детонаторы и всякая прочая смертельная дребедень. Лепельские ПМКовцы разъезжали по всему СССР и подрывали горную породу в Средней Азии и на Урале, обветшавшие многоэтажки и заводские корпуса в мегаполисах, предназначенные для заковывания в оковы электростанций реки, смолистые корчи для смолокурок в беларуских лесах и иной тайге… Вот тогда и положили асфальт, чтобы при транспортировке взрывчатки по ухабистой дороге она не сдетонировала. Откуда мне это известно? А от моего давнего друга и политического оппонента Павлика Мозго из Гадивли, который был заведующим взрывскладами, как они тогда назывались. К сожалению, его уже нет в живых - в старческом возрасте свалился с гадивлянских кладок и утонул в Эсе. Теперь на базе взрывскладов действует столярный цех ПМС (до чего я ненавижу аббревиатуры - предприятия мелиоративных систем). Конечно, охранных вышек с карабинерами по углам территории уже нет.

Не люблю дважды ходить по одному и тому же месту - всегда ищу иной путь. Вот и теперь не пошёл к периметру по уже пройденному асфальту, а потащился по кустам слева, где ещё не ступала моя нога. И не зря поменял маршрут - находку нашёл. Правда, ценна не сама вещь, а установление факта вопиющего вандализма над природой.

Пробираясь сквозь лесную глушь к периметру, наткнулся на ручей, стремящийся со стороны новых очистных сооружений в озеро Боровно.

Снова загвоздка получается. Ну, начну я критиковать несанкционированный сброс содержимого полей фильтрации в водоём, а поток вдруг окажется санкционированным или состоящим из природной, возможно, водопроводной воды? Справедливых обвинений в некомпетентности хвачу по самые уши. С телевизором в кустах проще - там вандализм очевиден. Пусть уж лучше ответственные за описанную ситуацию читают и сами разбираются. А я тем временем для удовлетворения собственного интереса, быть может, и в нарушение режима предприятия проникну на территорию очистных.

Там, на мой дилетантский взгляд, порядок. Куда и что течёт, мне не разобраться.

Очистка канализационных отходов Лепеля происходит невдалеке от озера Боровно.

Периметр следует по лепельскому берегу водоёма. Я же иду по его центру, чтобы созерцать берега. И обнаруживаю новшество. Пограничный берег выборочно вырубили. По-моему, сделали правильно - и древесину взяли, и ольховые заросли проредили, и развитие оставленным улучшили.

Эта лесная дорога от озера Боровно (называют его исключительно Боровенко) знакома мне с глубокой юности. Красива в любое время года.

И выводит лесной просёлок меня и мой периметр на шоссе Лепель - Заслоново.

Перед Минским шоссе есть зоопарк.

О зоопарке и находящемся за ним мини-базаре подробно можно прочитать в моём репортаже  «Зарисовки с базара. Необычного. Лесного». А периметр, прибыв по Заслоновской дороге к Минскому шоссе, направляется в сторону столицы.

Я почти у цели - через полтора километра свяжу начало и конец периметра города Лепеля. Закругляясь, напомню, что на месте автозаправки «Лукойл» раньше стоял офис Лепельского аэропорта. Взлётная полоса осталась. До начала 70-х годов «кукурузники» ежедневно перевозили пассажиров в Минск, Витебск и Чашники. Авиабилет до Минска стоил пять рублей (на автобусе 2-50), до Витебска - четыре рубля (на автобусе 1-73), до Чашник - рубль (на автобусе не знаю). У крутых лепельских пацанов была фишка после хорошего калыма летать на пиво в Витебск. После ликвидации авиасообщений офис авиаторов использовался как жилой дом для работников районного объединения «Сельхозтехника». По причине обветшалости строение разрушили, предварительно улучшив жилищные условия жильцам.

Горбатый мост, а точнее - путепровод, перестроили уже в этом тысячелетии. Прежний обветшал. Когда его возводили, сделали капитальную объездную дорогу, мощённую чёсаным камнем, которая отходила от Минского шоссе напротив совремённого ремзавода и возвращалась на въезде в аэропорт. Но на стыке тысячелетий камни вытащили и использовали на строительство городских клумб.

Ремзавод строить начали в конце 60-х. Строителями были зэки. Зоной служила последующая база сельхозхимии, а теперь таможни. Может, поэтому корпус и разрушился? Но Норильск и Беломорканал ведь действуют до сих пор.

Ну, вот я и на месте. Отсюда начинал обход периметра, сюда и пришёл. Напомню: его протяжённость 40 километров.

Надеюсь, что читатели узнали из репортажа много того, чего не знали раньше. Отвечаю на вопрос, который мне обязательно задают после вот таких блужданий: «Зачем тебе это нужно?» Отвечу без пафосных рисований, будто исключительно меня заботило желание донести до масс красоту природы родного края. Скажу более прозаично: на штурме периметра я заработал полтысячи долларов. Правда, их я не увидел - просто во столько оценил впечатления и удовольствие, полученные за время пути.

Рефлексию своего сумасбродного мероприятия составлять не буду - это непременно сделает история. А до того современники, скорее всего, порекомендуют мне писать про реальный сектор экономики. Я бы не против. Но реально писать про реальный сектор экономики нереально - беду накличешь. Разве я мог написать, когда один из директоров льнозавода сообщил мне, что Оршанскому льнокомбинату проще и выгоднее ввозить льноволокно из Голландии (или Бельгии), чем из Лепеля?

 

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для valatcu.ga

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Форма входа

Вход на сайт